Сотрудник записал на диктофон коммерческую тайну

Предлагаем ознакомиться с ответами на вопросы по теме: "Сотрудник записал на диктофон коммерческую тайну" от профессионалов для людей. Если в статье не найдете ответ на свой вопрос, то можно обратиться к дежурному специалисту.

Законность ведения скрытой записи разговора

Скрытая запись разговоров сегодня очень популярна, особенно актуально это для корпоративного общения. Она не ставит перед собой цель, поймать сотрудников, обсуждающих корпоративные тайны с посторонними лицами.

Данная мера нужна для того, чтобы компания и ее сотрудники чувствовали себя в безопасности от вмешательств и угроз извне.

Предупреждение о ведении записи разговора

Разговоры могут записываться, как втайне, так и открыто. Открытую запись используют крупные компании, которые специализируются на оказании услуг населению. Прежде всего, это сотовые операторы, банковские учреждения, снабженческие предприятия и крупные торговые компании. Однако нельзя забывать о том, что автоответчик непременно должен уведомить вас о ведении записи телефонного разговора с целью улучшить работу сервиса. Подобным образом осуществляется реализация права на запись телефонного разговора в рамках существующего законодательства.

Осознание того, что весь разговор с оператором записывается с помощью профессионального цифрового диктофона, способствует тому, что оба собеседника придерживаются общепринятых правил поведения. Но в некоторых случаях запись разговоров производится тайно. Как быть в такой ситуации и законно ли это?

Кому нужно ведение скрытой записи звука и для чего?

Ведение скрытой записи телефонных переговоров, как правило, выполняется по инициативе владельцев компании или службы, отвечающей за ее безопасность. Это позволяет владельцам бизнеса:

  • Осуществлять контроль над тем, насколько эффективно сотрудники компании используют свое рабочее время;
  • Выявлять работников, недобросовестно выполняющих свои обязанности;
  • Сократить расходы на связь;
  • Обеспечить охрану коммерческой тайны;
  • Проверить сотрудников на лояльность.

Одни компании в устной форме оповещают своих сотрудников о прослушивании и записи их телефонных разговоров на финальном собеседовании, другие – размещают на эту тему пост на внутреннем сайте компании, а некоторые дополнительно включают пункт в должностную инструкцию работника и дают ему ознакомиться под подпись. Однако есть организации, где запись осуществляется тайно. Вопрос о законности подобного действия до сих пор очень актуален.

Основания для ведения скрытой записи и ее последствия

Обычно интерес к фиксированию и записыванию разговоров исходит от руководства компании. Это связано с жалобами клиентов на неподобающее поведение сотрудников во время телефонного разговора.

Миниатюрные цифровые диктофоны используются многими компаниями, но, как правило, об этом не знает ни их персонал, ни правоохранительные органы. Выполняется запись и исходящих, и входящих звонков.

Что можно сказать об этом с юридической точки зрения?

  • В нашем законодательстве отсутствует норма, которая запрещала бы производить скрытую запись звука без согласия абонента. В ходе выполнения своей работы оператор не обязан информировать абонента о том, что ведется запись их разговора. Для придания процедуре большей законности следует оформить ее алгоритм посредством внутреннего распоряжения.
  • Именно работник организации, которого не информировали о том, что ведется запись разговора, в этом случае считается потерпевшим. Исходя из закона о записи телефонных разговоров, вся ответственность за прослушивание лежит на руководителе компании, поскольку это он вторгается в личную жизнь своих сотрудников. Оптимальным решением для компании будет, если ее сотрудники дадут письменное согласие на прослушивание их разговоров по служебным телефонам.

Имеет ли право работодатель вести скрытую запись разговоров?

Согласно законодательству РФ, ведение работодателем записи телефонных разговоров сотрудников возможно, но с учетом следующих условий:

  • запись должна вестись открыто с обязательным уведомлением об этом сотрудников;
  • информация, полученная в процессе прослушивания, не должна разглашаться третьим лицам. К ним относятся все, за исключением сотрудника, разговоры которого записывались и тех, кто вел запись и прослушивал ее.

Можно ли скрытую запись использовать в судебном процессе как доказательство?

Многие ошибочно полагают, что если человека не информировали об осуществлении записи разговора, то она не может служить доказательством в ходе судебного разбирательства. Но, исходя из имеющегося опыта, все обстоит совсем не так.

Согласно законодательству, в качестве доказательства в суде может быть принята любая информация, которая получена в законном порядке. Опираясь на нее, суд устанавливает, существуют или нет обстоятельства, обосновывающие требования и замечания сторон.

Информация может быть получена разными способами. Судом принимаются во внимание и доводы обеих сторон, и свидетельские показания, и заключения, сделанные экспертами. К тому же в судебном процессе учитываются вещественные и письменные доказательства, а также видео – и аудиозаписи.

Однако стоит отметить, что скрытую запись разговора не во всех случаях приобщают к делу. Ее не принимают во внимание, если проведенная обязательная экспертиза выявит следы произведенного монтажа.

Обзор наиболее популярных мини диктофонов

Диктофоны для скрытой записи в широком ассортименте представлены на современном рынке электроники. Расскажем о самых популярных моделях.

Сорока – 07

Это отличный миниатюрный цифровой диктофон для записи разговоров. Он оснащен микрофоном с высоким уровнем чувствительности, что обеспечивает получение высококачественной записи.

Сорока – 07 – это профессиональный цифровой диктофон, с помощью которого можно сделать качественную запись любого разговора.

Цифровые мини диктофоны для скрытой записи Сорока – 07 обладает следующими уникальными характеристиками:

  • Управление устройством осуществляется с помощью одной основной кнопки. Голосовая активация позволяет экономить место на карте памяти. Это происходит благодаря сжиманию пауз, а также ликвидации посторонних шумов и фонов. К тому же диктофон оснащен десятью таймерами, которые обеспечивают его включение в установленное время.
  • Только владелец устройства может редактировать, стирать или изменять запись, поскольку вся информация защищена с помощью паролей, которые знает только хозяин диктофона для скрытой записи.
  • Миниатюрный цифровой диктофон комплектуется диском с ПО, которое позволяет выполнять любые необходимые поправки.

Edic-mini Tiny B47 — 300h

Данный цифровой мини диктофон для скрытой записи является одним из наиболее компактных приборов подобного типа. Благодаря простейшим настройкам и управлению, его очень удобно эксплуатировать. Хоть регулировка и осуществляется с помощью всего лишь одной кнопки, запись получается очень высокого качества.

Читайте так же:  Незаконное увольнение с работы куда обращаться

Цифровой диктофон для записи edic mini Tiny B47 — 300h обладает следующими возможностями:

  • Устройство может работать в двух режимах. Можно применять либо линейную, либо кольцевую запись звуковой информации. При линейном способе продолжительность записи зависит от объема памяти диктофона. Кольцевой способ предусматривает замену старых файлов на новые, если память закончилась.
  • Благодаря тому, что запись активизируется только, когда появляется голос, память миниатюрного цифрового диктофона расходуется меньше. Это означает, что будет выполняться запись исключительно разговоров либо прочих голосовых действий. Однако все паузы, их продолжительность и время будут непременно зафиксированы.

Edic-mini Tiny+ B76-150hq

Edic-mini Tiny+ B76-150hq миниатюрный цифровой диктофон, выполненный в виде брелока, который может использоваться и решения профессиональных задач, и для частного применения. Благодаря его обширному функционалу, цифровой диктофон для записи можно эксплуатировать в самых разных сферах.

Данный прибор обладает следующими техническими характеристиками:

  • Диктофон для скрытой записи очень компактен и имеет крепкий корпус, что защищает его от механических повреждений. Кроме этого, устройство обладает высокой чувствительностью и функцией шумоподавления, что способствует более четкому записыванию звука.
  • Данный профессиональный цифровой диктофон может 25 часов вести непрерывную запись, благодаря встроенному аккумулятору. Батарею можно легко заменить, если вы видите, что уровень ее заряда уже на исходе. Это значит, что, если запастись двумя аккумуляторами, то можно продолжать запись, пока не израсходован весь объем памяти.

Источник: http://anti-shpion.ru/zakonnost-vedeniya-skitnoy-zapisi-razgovora

Работодатель вправе вести запись телефонных переговоров сотрудников

Вопрос: С целью обеспечения сохранности сведений, составляющих коммерческую тайну, в организации локальным нормативным актом установлено, что все исходящие и входящие звонки, совершаемые на номера организации, записываются на специальное техническое устройство, после чего анализируются работниками службы безопасности организации. Работникам организации запрещено использовать в течение рабочего времени личные средства связи. С данным положением ознакомлены все работники организации. Правомерно ли положение, установленное локальным нормативным актом, в соответствии с которым все телефонные переговоры записываются?

Ответ: Данное положение является правомерным, если работники, чьи переговоры записываются, ознакомлены с данным положением под роспись, а лица, с которыми осуществляется общение, предупреждены о факте записи разговора.

Обоснование: Частью 1 статьи 23 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Следовательно, вмешательство в личную жизнь является недопустимым.

Кроме того, частью 2 статьи 23 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Данная норма гарантирует неприкосновенность телефонных переговоров, которая может быть нарушена только по решению суда.

Необходимо отметить, что, очевидно, приведенные нормы распространяются на явное вторжение в личную жизнь гражданина, осуществляемое втайне от него.

Нормами части 1 статьи 8 Трудового кодекса установлено, что работодатели, за исключением работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права (далее — локальные нормативные акты), в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями.

Следовательно, в организации могут иметься локальные нормативные акты, которые регламентируют определенные сферы осуществления трудовых отношений.

Исходя из норм подпункта 6 части 1 статьи 22 Трудового кодекса, работодатель имеет право принимать локальные нормативные акты (за исключением работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями).

Следовательно, к компетенции работодателя отнесено издание локальных нормативных актов, которые регламентируют определенные сферы трудовых отношений, осуществляемых у данного работодателя.

Как следует из части 1 статьи 91 Трудового кодекса, рабочее время — время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с Трудовым кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ относятся к рабочему времени.

По смыслу данной нормы следует, что в течение рабочего времени, работник должен исполнять обязанности, возложенные на него трудовым договором, а не решать личные вопросы.

Судебная практика по данному вопросу не обнаруживается.

Исходя из указанного выше, можно сделать вывод, что положение, установленное локальным нормативным актом, о том, что все телефонные переговоры записываются, является правомерным если, с ним ознакомлены работники, в отношении разговоров которых, ведется запись, данный вывод обусловлен тем, что в течение рабочего времени, работник должен исполнять свои трудовые обязанности, а не решать какие-либо личные вопросы, ввиду чего могли бы быть записаны сведения, имеющие отношения к личной жизни работника. Кроме того, работники, осуществляющие переговоры с иными лицами, очевидно вначале разговора обязаны проинформировать собеседника о факте записи разговора, для предотвращения факта передачи собеседниками сведений, содержащих информацию, имеющую отношение к личной жизни собеседника, кроме того, данное предупреждение позволит собеседнику отказаться от разговора с работниками организации, если он не желает, чтобы данный разговор был записан.

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/296686/

Обиженные сотрудники записывают разговоры своих начальников на диктофон

Особенность скандала в FIFA – американские правоохранители снабдили Чака Блейзера диктофоном, замаскированным под брелок для ключей. Но сегодня брелок с микрофоном для прослушки в США считается старьем – есть куда более современные способы вести скрытую запись. Что продемонстрировал министр финансов Греции Янис Варуфакис. В своем блоге он признал, что частенько записывает разговоры на диктофон в мобильном телефоне. Запись разговоров особенно важна, когда приходится импровизировать, поучает Варуфакис в блоге: «Цель, естественно, воспроизвести формулировку дословно, чтобы сообщить премьер-министру, правительству, парламенту и т. д., что же я точно сказал». Варуфакис при этом уверяет, что не нарушает тайну переговоров. Все сказанное останется только в памяти участников – и диктофона.


Считающие себя обиженными сотрудники часто записывают разговоры своих начальников. Это отметила в 2013 г. в официальном сообщении даже британская Acas (Служба консультации, примирения и арбитража). Такие записи уже используются как свидетельства в суде и будут использоваться все чаще, ведь мобильные телефоны облегчают скрытую запись разговоров. «Работодатели могут спорить, является ли такая практика честной или оправданной. Суды считают ее постыдной. Но их мнение согласно закону не может служить признанием скрытых записей недопустимыми доказательствами», – говорится в сообщении.

Читайте так же:  До какого периода платятся алименты ребенку

Слушать комиссию

Во время дисциплинарных разбирательств сотрудники британских компаний ведут скрытую запись даже в свое отсутствие. Когда комиссия просит всех удалиться, чтобы посовещаться, они оставляют подслушивающие устройства в кабинете.

В 2006 г. в Великобритании ассистентка преподавателя оспаривала свое увольнение. Суд разрешил ей предоставить в качестве доказательства запись слушаний, проходивших с ее участием. Но запретил использовать записи совещаний комиссии. Важно, чтобы члены комиссии могли свободно высказывать свое мнение, в том числе сомнения в доказательствах вины сотрудника, и не опасаться, что потом их слова обратят против них, аргументировал судья. Но в прошлом году произошел другой прецедент. Работница банка выдвинула обвинение в сексуальных домогательствах, дискриминации по половому признаку и давлении с целью заставить написать заявление об уходе. Суд разрешил ей предоставить в качестве доказательства запись совещания рабочей комиссии. Ведь в частной беседе ее наниматели позволили себе куда более оскорбительные высказывания об истице, чем во время слушаний с ее участием.

В США более запутанная ситуация. В ряде штатов запись, если она затрагивает частную жизнь, можно вести только с разрешения всех сторон. Но в большинстве штатов не нужно оповещать других, что разговор записывается. Компании могут объявить скрытую запись дисциплинарным нарушением. Но понятно, что люди включают диктофоны, когда уже не боятся разрушить хорошие отношения с компанией.

Мало кто из работодателей вправе жаловаться на несправедливость. Большинство из них сами многие годы нарушали договор о лояльности, сокращая штат, развивая аутсорсинг и проводя реорганизации. А ряд компаний вообще использует новые технологии, чтобы следить за собственными работниками, например, ради проверки качества работы отдельных служб. Поэтому начальнику лучше два раза подумать, прежде чем что-то сказать сотруднику, ведь его слова могут быть записаны и использованы против него.

Источник: http://www.vedomosti.ru/management/articles/2015/06/10/595922-obizhennie-sotrudniki-zapisivayut-razgovori-svoih-nachalnikov-na-diktofon

Коммерческая тайна: защищаемся от изъятия

В каждой организации есть информация, которая обладает коммерческой ценностью, и разглашение которой является нежелательным. В различных ситуациях в состав такой информации могут включаться сведения о деятельности фирмы, ее контрагентах (наименование, ИНН, адрес), условия заключаемых ею сделок, различные внутренние проекты, расчеты и т.д.

При этом, желая ограничить доступ к подобным сведениям, компании обычно не выходят за рамки устных указаний своим сотрудникам, установления паролей на отдельных офисных компьютерах, а в крайнем случае – приобретения сейфа для хранения документов. Однако всех этих мер оказывается недостаточно, когда речь заходит о контрольных мероприятиях, проводимых различными государственными органами в отношении организации: при наличии соответствующих оснований компьютеры ими могут быть изъяты, сейфы вскрыты, а пароли – расшифрованы. В результате организация оказывается незащищенной перед лицом проверок со стороны различных контролирующих структур (налоговые органы, органы МВД и прокуратуры и т.п.)

О том, существуют ли правовые механизмы для защиты коммерческой информации от изъятия контролирующими органами, и пойдет речь в нашей сегодняшней рассылке.

Для особой информации – особый режим…

Возможность легальными способами защитить коммерческую информацию от разглашения появилась в российском законодательстве уже давно. Так, в соответствии с логикой главы 75 ГК РФ каждая организация вправе ограничить доступ к информации, связанной с ее предпринимательской деятельностью, а также установить в отношении нее режим коммерческой тайны, и тогда у этой организации возникнет исключительное право на использование соответствующих сведений, то есть, исключительное право на секрет производства (ноу-хау).

Но какая конкретно информация может быть защищена с помощью режима коммерческой тайны?! Ответ на этот вопрос содержится в Федеральном законе от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее – Закон о коммерческой тайне), согласно которому режим коммерческой тайны может быть распространен на любые сведения, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу их неизвестности третьим лицам. К их числу может быть отнесена информация любого характера, в том числе результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, сведения о способах осуществления профессиональной деятельности – например, содержание сделок с контрагентами, результаты исследований рынка, отчеты сотрудников, содержание деловой переписки и т.д. Исключения составляют сведения, содержащиеся в учредительных документах, численность и состав работников, задолженность по выплате заработной платы и некоторые другие сведения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Главная задача, которая достигается после установления организацией режима коммерческой тайны, заключается в том, что с этого момента конфиденциальность подпадающих под действие этого режима сведений охраняется законом, также как и интересы организации, связанные с неразглашением этих сведений (в т.ч. из-за необоснованного изъятия со стороны контролирующих органов, доведения до сведения контрагентов и т.п.). Ведь согласно п. 1 ст. 14 Закона о коммерческой тайне лица, необоснованно получившие доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, могут понести за это дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную, административную или уголовную ответственность.

Давайте разберемся: могут ли государственные органы на законных основаниях получить при проведении контрольных мероприятий доступ к информации, составляющей коммерческую тайну.

От чего защитит коммерческая тайна?

Общее правило, регламентирующее порядок предоставления государственным органам информации, составляющей коммерческую тайну, закреплено в ст. 6 Закона о коммерческой тайне. С одной стороны, в ней говорится, что по мотивированному требованию государственного органа о предоставлении информации, составляющей коммерческую тайну, обладатель этой информации предоставляет ее на безвозмездной основе. Вместе с тем, законом также предусмотрена возможность обладателя конфиденциальной информации отказаться от ее представления. В случае такого отказа соответствующий государственный орган вправе затребовать необходимую ему информацию только в судебном порядке.

Иными словами, если организация сочтет, что истребование у нее «засекреченной» информации может навредить ее интересам (например, из-за повышения риска ее утечки), она может отказаться от ее предоставления административному органу. И тогда насильственное изъятие соответствующей информации без санкции суда будет являться незаконным и станет основанием для привлечения виновных лиц к ответственности.

Читайте так же:  Можно ли сдавать квартиру по военной ипотеке

Например, информацию, составляющую коммерческую тайну, не вправе изымать правоохранительные органы – для ее получения им необходимо будет обратиться за санкцией суда, который и должен будет принять решение об обоснованности такого изъятия. При этом даже если силовики осуществят насильственное изъятие той или иной информации у налогоплательщика в нарушение закона, впоследствии они все равно не смогут использовать ее в качестве доказательств, поскольку такие доказательства будут считаться полученными с нарушением закона.

Однако из общего правила есть одно обидное исключение, которое касается изъятия у налогоплательщика информации налоговыми органами. Дело в том, что действующее российское законодательство не препятствует налоговикам осуществлять выемку документов и предметов в порядке ст. 94 НК РФ, даже если на них зафиксирована информация, составляющая коммерческую тайну, и для этого им не надо получать специальную санкцию суда. Предпосылки для возникновения у налоговых органов особого статуса при работе с «засекреченной» информацией состоят в следующем.

Так, в налоговом законодательстве предусмотрен специальный институт, направленный на защиту конфиденциальности информации о налогоплательщиках – институт налоговой тайны. Согласно ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике (за некоторыми исключениями). Все эти сведения имеют специальный режим хранения и доступа и не подлежат разглашению, в противном случае виновных лиц можно привлечь к ответственности. Это в полной мере обеспечивает соблюдение интересов проверяемого лица по сохранению конфиденциальности полученной налоговыми органами информации.

Вместе с тем, выемка документов и предметов налоговыми органами производится только на основании мотивированного постановления, причем исключительно в случае непредставления затребованных документов либо при наличии реальной угрозы уничтожения, сокрытия, изменения или замены этих документов. Доказать необходимость произведения выемки при отсутствии указанных выше обстоятельств достаточно трудно, поэтому налоговым органам проще привлечь для проведения выемки предметов милиционеров, для которых подобных ограничений нет. Тем более, что при проведении выездных налоговых проверок в состав проверяющих часто включаются представители МВД России, которые активно участвуют в ней, а при необходимости «содействуют» в изъятии предметов. Единственным препятствием для них может стать введение режима коммерческой тайны.

Однако для этого необходимо потрудиться. Посмотрим, в чем состоит порядок внедрения режима коммерческой тайны в организации.

Нюансы внедрения режима коммерческой тайны

На деле внедрение коммерческой тайны является весьма трудоемким процессом и требует профессионального подхода, поскольку данная процедура подвержена тщательной законодательной регламентации, и при несоблюдении каких-либо формальностей режим коммерческой тайны не будет считаться установленным, а соответствующая информация не получит защиты. Чтобы «режим секретности» начал действовать, необходимо выполнение нескольких обязательных условий, связанных с обращением конфиденциальной информации. Их лучше всего закрепить в специально разработанном Положении, которое утверждается приказом генерального директора. Что же это за условия?!

Прежде всего, необходимо определить перечень сведений, составляющих коммерческую тайну, исходя из существующих потребностей. Например, судя по опыту работы Консалтинговой группы «Экон-Профи», целесообразно отнести к числу информации, составляющей коммерческую тайну, любые сведения об условиях сделок между организацией и ее контрагентами, содержащиеся в договорах, актах и иных сопутствующих документах, внутренние отчеты о проделанной работе, бухгалтерские справки и т.п.

Обратите внимание: при определении перечня информации, составляющей коммерческую тайну, не всегда обязательно ссылаться на видовые признаки соответствующих сведений – обычно можно ограничиться их общими характеристиками: например, содержание электронной переписки сотрудников организации с представителями бизнес-партнеров.

Во-вторых, к информации, составляющей коммерческую тайну, необходимо ограничить доступ. Выполнение данного условия достигается за счет введения специальных правил хранения материальных носителей информации, составляющей коммерческую тайну (например, документы – в сейфе, жесткие диски ЭВМ – в общедоступных местах, но при условии установления пароля), а также за счет наделения работников организации полномочиями по работе с такой информацией. При этом вопрос о полномочиях работников можно решить двумя путями: либо наделять каждого конкретного сотрудника определенными правами и обязанностями по работе с конфиденциальной информацией, либо в общем виде оговорить ограничения, вводимые для отдельных категорий сотрудников в связи с введением в организации режима коммерческой тайны. Не следует также забывать, что в трудовые договоры с ответственными сотрудниками следует внести дополнения об обязанности по соблюдению действующего в организации режима коммерческой тайны (в этом случае проще будет добиться выполнения установленных правил, а при необходимости – привлечь работника к дисциплинарной или материальной ответственности).

В-третьих, владелец конфиденциальной информации обязан вести учет лиц, которым она предоставляется или передается. В нашей практике ведение подобного учета обычно достигается путем утверждения соответствующих ведомостей (табелей), обязанности по ведению которых возлагаются на конкретных сотрудников организации.

Четвертым обязательным условием сохранности коммерческой информации является установление ограничений на использование такой информации работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров. Иными словами, работники и контрагенты, в случае получения доступа к такой информации должны быть уведомлены о статусе данных сведений, о порядке и условиях их использования.

Наконец, в-пятых, владелец информации должен обеспечить нанесение на материальные носители (документы, компьютеры и т.д.), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с указанием на полное наименование организации и место ее нахождения (для нанесения грифов лучше заказать ненаборный штамп в специализированной организации). Несмотря на кажущуюся формальность данного требования, его соблюдение также обязательно, поскольку сам факт отсутствия грифа на материальных носителях является достаточным основанием для признания режима коммерческой тайны неустановленным. В то же время предназначение грифа вполне ясно: он сигнализирует посторонним лицам об особом статусе информации, зафиксированной на конкретном материальном носителе.

Только при реализации всех вышеперечисленных мер режим коммерческой тайны будет считаться установленным, и у организации появится возможность защищать информацию от разглашения. Еще раз отметим: соблюсти все тонкости в данном случае непросто, поэтому если у налогоплательщика существует реальная потребность в защите конфиденциальности информации, доверить проведение соответствующих процедур обязательно нужно специалистам соответствующего профиля.

Читайте так же:  Плачу ипотеку алименты

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/186145/

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Читайте так же:  Сколько проходят санминимум

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.garant.ru/article/1091694/

Сотрудник записал на диктофон коммерческую тайну
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here